Клуб телохранителей "Серые тени"

основан Апрель 2003 года. Москва

Как убивали в девяностых

Сотрудникам УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области удалось детально установить, как готовилось и было совершено убийство вице-губернатора Михаила Маневича. "Заказчики" начали искать исполнителей для этого преступления еще весной 1997 года. Тогда бригаде киллеров, возглавляемой Борисом Ульяновым, поступило предложение "ликвидировать" одного городского чиновника за $100 тыс. Причем "заказчики" сообщили, что "объект" удобнее будет расстрелять, когда он поедет с водителем на своем Volvo. Поскольку бригада Ульянова в основном специализировалась на подрывах бизнесменов и "авторитетов", а опыта снайперской стрельбы у ее членов не было, они отказались от "дела". Этих киллеров задержали уже после гибели Маневича при попытке заложить бомбу в подъезде дома на улице Остроумова, где жила очередная жертва. Ульянов рассказал оперативникам о "заказе на чиновника", который передал его подручный Анатолий Васильев. Тот давать какие-либо показания категорически отказался.

С поиском других исполнителей у "заказчиков" проблем не возникло, и уже к началу лета 1997 года команда киллеров была сформирована. Тогда же Маневич был взят под наблюдение. Неподалеку от дома 15/17 на улице Рубинштейна, где жил чиновник с семьей, находился платный туалет. В середине июня туда пришли два молодых человека, представились кассиру сотрудниками правоохранительных органов и сообщили, что выслеживают дезертира, сбежавшего из воинской части, ожидают его появления в этом районе, поэтому будут вести наблюдение из помещения туалета. Они следили за домом Маневича, фиксировали, в какое время он уезжает на работу и возвращается с нее. Потом "сотрудники" исчезли и вновь объявились в платном туалете 12 августа — за шесть дней до убийства. Они еще раз проверили собранную информацию о распорядке дня чиновника.

К этому времени исполнители начали искать место, откуда удобнее всего произвести выстрел. Они остановили свой выбор на доме 74/76 по Невскому проспекту, который соединяется с домом 61/63 по Литейному проспекту — с крыши хорошо просматривалась улица Рубинштейна. Начиная с 4 августа, свидетели часто видели там двух мужчин. Позже выяснилось, что это киллеры, тщательно готовившие огневую позицию и пути отхода. Они срезали запоры на чердаках и повесили свои. Выбрав подходящее для стрельбы слуховое окно, преступники отогнули закрывающие его металлические листы и прибили их углы гвоздями — таким образом была создана амбразура. Чтобы снайперу не пришлось вести огонь на весу, к слуховому окну приставили бочку (она находилась в подъезде), а сверху положили несколько металлических ящиков для перевозки яиц (они валялись на чердаке). Также на чердак заранее принесли завернутые в пеленку автомат Калашникова румынского производства, оптический прицел и рацию. Сверток был спрятан за металлической решеткой. Использовали свой арсенал киллеры 18 августа.

В этот день около 8.30 Михаил Маневич и его жена Марина вышли из подъезда дома и сели в Volvo, за рулем которого находился водитель Синицинский. Позже было установлено, что неподалеку находился один из сообщников киллеров с рацией. Как только иномарка выехала из двора, еще один соучастник убийства это зафиксировал и передал информацию исполнителям. Третий пост наблюдения находился на пересечении улицы Рубинштейна и Графского переулка — там тоже располагался преступник с рацией. В 8.45 Volvo стала притормаживать, чтобы повернуть на оживленный Невский проспект, и в этот момент снайпер открыл огонь с чердака, с расстояния 75 метров. Он стрелял одиночными выстрелами и выпустил восемь пуль. Смертельной оказалась та, которая попала в грудь Маневичу. Одна пуля по касательной задела его супругу. Водитель не пострадал.

Киллер бросил оружие на чердаке, пробежал по крыше, спустился вниз уже в здании на Литейном проспекте, прошел через несколько дворов и сел в ожидавшую его машину. Позже эксперты установили, что передвигался преступник в галошах, а руки у него были смазаны кремом — следы остались на затворе автомата. Благодаря этому киллер "чувствовал курок" и не оставил на автомате отпечатков пальцев.

Спецслужбам удалось довольно быстро найти свидетелей, которые видели и самих киллеров, и лиц, следивших за Маневичем (всего в преступлении принимали участие от пяти до десяти человек). Более того, один из "наблюдателей" был быстро опознан — им оказался инспектор отдела охраны и режима Северо-Западной базовой таможни Игорь Бондаренко. Оперативники выяснили, что с 12 по 26 августа мужчина не появлялся на работе. Что он делал в это время, где находился, Бондаренко пояснить не смог. Его арестовали по подозрению в причастности к покушению на Маневича. На допросах он свою вину категорически отрицал, хотя алиби предъявить так и не смог. В результате Бондаренко осудили лишь за подделку документов – у него оказалась "липовая" трудовая книжка. Большинство участников расследования и сейчас не сомневаются, что следил за чиновником именно таможенник. Только доказать это без исполнителей и заказчиков крайне сложно.

Что касается непосредственно киллеров, то мнения оперативников и следователей разделились. Несколько собеседников "Росбалта" полагают, что стрелком был кто-то из участников группировки бывшего депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга Юрия Шутова. В 2009 году один из членов этой банды — отставной военный Алексей Гардоцкий — даже дал признательные показания. Он заявил, что приказ на устранение Маневича исходил от Андрея Зарипова — "бригадира" ОПГ и ближайшего соратника Шутова. Однако большинство других участников расследования не сомневаются, что в вице-губернатора стреляли бойцы одной из самых профессиональных на тот момент бригад киллеров, возглавляемой Андреем Челышевым и тесно связанной с криминальном миром Петербурга, а также российскими спецслужбами. О причастности именно этих бандитов к преступлению свидетельствуют и результаты экспертиз.

Прирожденные убийцы

Андрей Челышев по кличке Фергана родился в 1969 году в городе Кувасай Узбекской ССР. Он служил в армии, поступил в алма-атинское общевойсковое училище, но был отчислен за драку. За время обучения в совершенстве освоил стрельбу из разных видов оружия. В начале 1990-х годов Андрей переехал жить в Тамбовскую область вместе со своей мамой Антониной (1937 года рождения). Эту пожилую женщину и следователи, и оперативники в один голос называют вдохновителем и, если можно так сказать, идеологом банды. Антонина, собственно, и сделала из своего сына наемника, как-то сказав ему: "Ты ничего, кроме как стрелять, не умеешь, так займись тем, в чем ты профессионал". Она же познакомила его с людьми, которые могут давать "заказы". Старушка хранила в своем доме арсенал киллеров, "благославляла" их, когда они уходили на "дело".

Еще одним участником банды стал Сергей Челышев, сын сводного брата Андрея Челышева. Папа Сергея в советское время занимал пост одного из секретарей ферганского обкома КПСС, его отпрыск рос типичным "блатным" мальчиком. С развалом СССР партийные блага исчезли, Сергей Челышев маялся от безделья и безденежья, пока его не взял в подручные дядя — молодой человек быстро в совершенстве овладел стрельбой из разных видов оружия.

В группу киллеров также входил бывший профессиональный диверсант Сергей Василисин по кличке Малыш. В советское время он был награжден орденом Красного Знамени. На запрос следователей Генпрокуратуры Минобороны категорически отказалось предоставлять информацию об этом военнослужащем. Сам Василисин рассказал, что был "морским котиком", а награду получил за успешную операцию во Вьетнаме. Некоторое время Василисин работал вышибалой в одном из питерских баров, где познакомился со многими представителями местного криминального мира (в частности, он был дружен с Александром Малышевым — во время обыска у Малыша изъяли большое количество фотографий, где он запечатлен вместе с этим "авторитетом"). Василисин в совершенстве владел стрельбой, ножевым и рукопашным боем и т.д. Он же проводил своеобразные курсы повышения квалификации для других членов банды. В частности, объяснял, что когда стреляешь с дальней дистанции, то перчатки лучше не надевать — они мешают плавно и быстро нажать на курок. А в случае задержания рядом с местом преступления перчатки со следами пороха окажутся серьезной уликой. Лучше перед тем, как вести огонь, намазать руки жирным кремом после бритья. Это позволяет "чувствовать" курок, на нем не останется отпечатков пальцев, а на руках – следов пороха.

Среди других заметных участников бригады киллеров также были Анатолий Волков по кличке Хан — человек, тесно связанный со спецслужбами, прекрасно владеющий оружием; его родной брат Юрий Волков, бывший начальник физической подготовки Западной группы войск; трижды судимые авторитеты Олег Дрожжин, Сергей Попов (Поп) и Алексей Терещенко (Терех), обладавшие обширными связями в криминальном мире Санкт-Петербурга, Тамбовской, Липецкой областей; гангстер Сергей Яковлев (Фандора), который имел хорошие отношения как с рядом "воров в законе", так и с некоторыми региональными милицейскими начальниками; уроженец Киргизии Николай Смирнов.

Сколько всего жертв на счету этой группы киллеров, не берется сказать никто из оперативников. Она действовала не только в России, но и в Средней Азии, на Украине и в других странах. К услугам банды прибегали "воры в законе", "авторитеты", наркобароны и даже представители спецслужб. При этом все собеседники отмечают крайне высокий уровень профессионализма киллеров. Фактически это была хорошо обученная диверсионная группа, которая действовала не в тылу врага, а на своей территории.

Так, в конце 1997 года Андрею Челышеву поступил заказ на устранение бизнесмена из Тамбовской области Владимира Рогачева. Подобраться к нему было сложно. Ожидая нападения, коммерсант всегда находился под усиленной охраной. В результате для его устранения была разработана целая "войсковая" операция. Когда Рогачев ездил в свой родной Мичуринск, его кортеж переезжал небольшой мост, у которого машины притормаживали. Рядом с этим мостом Челышев и Василисин вырыли окоп, с собой взяли автомат Калашникова с оптическим прицелом и гранаты. Вскоре к месту засады подъехали три иномарки — в одной сидел сам Рогачев в окружении телохранителей, в других находились остальные охранники. Василисин произвел несколько выстрелов по движущимся автомобилям, и все пули точно попали только в коммерсанта. Больше никто не пострадал.

Именно после этого преступления оперативники и вышли на след банды киллеров. Узнав об этом, Андрей Челышев решил устранить большинство сообщников, в том числе Василисина, Терещенко, Смирнова. Те сразу ушли в подполье, а позже были задержаны милицией. В начале 1998 года сыщики решили надеть наручники на Челышевых, Яковлева и Попова. Операция готовилась в условиях повышенной секретности, однако когда группа захвата приехала в Тамбовскую область, киллеры уже сбежали. При обыске их домов были обнаружены буквально все документы о деятельности банды, которые из Москвы поступали в ГУВД Тамбовской области: ориентировки, спецсообщения и т.д. Позже следователи установили, что Фандора и Челышевы поддерживали отношения с одним генералом милиции, который и снабжал их информацией. Он же предупредил преступников о готовящемся аресте.

Профессионалы без работы не останутся

Из Тамбовской области киллеры на автомобиле уехали сначала в Волгоград, потом в Астрахань, а оттуда перебрались на территорию Таджикистана. В эту страну банда Челышевых отправилась не случайно. Поставщиком заказов киллерам от наркобаронов был некто Рахмонов, деловой партнер генерал-лейтенанта Гафура Мирзоева (Гафур Седой), который в то время занимал должность директора Агентства по контролю за наркотиками Таджикистана и попутно считался одним из главных поставщиков героина в Россию. Именно к Мирзоеву отправились киллеры. Тот много слышал от Рахмонова о профессионалах-наемниках, встретил их с радостью и поселил в своей резиденции. Позже на допросах бандиты признались, что по распоряжению Седого они в Таджикистане убили несколько человек, в том числе одного из лидеров местных моджахедов.

В том же 1998 году о месте, где скрывается Челышев с подручными, узнали сотрудники столичного РУБОПа и СОБРа (они участвовали в разработке банды). Группа захвата вылетела на территорию расквартированной в Таджикистане 201-й дивизии. Информация об этом поступила к Седому, и он выпроводил гостей в родной для них Узбекистан. Там киллеры за короткое время убили еще несколько человек, в том числе сотрудника милиции, после чего перебрались в Киргизию, где спрятались в одном из отдаленных горных сел Ошского района. Туда, после согласования с местными властями, прибыли бойцы СОБРа и РУБОПа. Ночью они стали пробираться к логову киллеров, когда раздался оглушительный грохот. Оказалось, что сошел мощный сель, и оперативники спаслись чудом. А вот дом с бандитами грязевой поток зацепил. Утром российские милиционеры обнаружили помещение частично разрушенным, там валялись оружие и деньги. Но Челышевых и Ко не было.

Поймать киллеров удалось спустя сутки, когда они, изрядно помятые, шли по одной из автодорог. Для их транспортировки из Москвы прислали специальный самолет. Тогда в СМИ появилась информация, что "борт" организовал Анатолий Чубайс – близкий друг Маневича, поклявшийся на его могиле наказать убийц. Однако источники "Росбалта" в правоохранительных органах рассказали, что на самом деле перевозку бригады киллеров оплатил бизнесмен, а ныне член Совета Федерации Сергей Лисовский. В свое время он учился вместе с занимавшим тогда должность начальника 10-го отдела столичного РУБОПа Виталием Сердюковым. Именно этот отдел и вел погоню за наемниками. Когда возникли проблемы с их транспортировкой, милиционер обратился за помощью к другу-бизнесмену.

Случайно или нет, но вскоре после доставки в Москву члены банды неожиданно признались в убийстве журналиста Владислава Листьева. А в рамках дела об этом преступлении неоднократно допрашивался Сергей Лисовский, у которого был конфликт с Листьевым. В Генпрокуратуре быстро выяснили, что Челышевы и Ко просто оговаривают себя с целью пустить следствие по ложному следу.

А вот на то, что именно эти киллеры расправились с Михаилом Маневичем, указывало множество фактов. Свидетели дали показания, что летом 1997 года Сергей Челышев с другими членами команды находился в Санкт-Петербурге и готовился к какому-то крупному делу — искал оружие с "оптикой" и т.д. Позже у него видели оптический прицел. При обыске одной из квартир, где бывали киллеры, оперативники обнаружили кусок медной трубы, абсолютно идентичный тому, который преступники поставили в качестве запора на дверь чердака, откуда велся огонь по чиновнику. Кроме того, на месте преступления удалось найти волосы — экспертизу на ДНК тогда еще не проводили, но вот другие исследования с вероятностью до 99% показали, что волосы идентичны образцам, взятым у члена банды Николая Смирнова. Следствие полагало, что он помогал стрелку готовить амбразуру. При обыске дома Фандоры в Тамбовской области милиционеры изъяли флакон с оружейным маслом. Согласно заключению экспертов, именно им мог быть смазан автомат, из которого стреляли в Маневича. Киллер был одет в галоши, а Сергей Челышев страдал заболеванием почек и часто ходил в такой обуви. Андрей Челышев тоже часто носил галоши — эта привычка сохранилась у него со времен проживания в Средней Азии. Василисин во время своих инструктажей рекомендовал сообщникам надевать галоши, если предстоит передвигаться по скользкой поверхности.

Следствие установило, что патроны, которые использовались для убийства Маневича, в 1989-1990 гг. украли из Военного института физической культуры (ВИФК). Как раз в это время обучение там проходил Юрий Волков, будущий военнослужащий ЗГВ. Фактически у оперативников не было сомнений, что именно задержанные члены банды расправились с Маневичем. Мнения разделились только относительно исполнителя — кто-то из Челышевых или Сергей Василисин (на допросах он проявлял редкую осведомленность об обстоятельствах убийства Маневича, правда, уверял, что информацию получил от одного из "бригадиров" группировки Александра Малышева). А специалисты из Департамента по борьбе с терроризмом (ДБТ) ФСБ РФ однозначно утверждали, что стрелком был Анатолий Волков.

Однако раскрутить историю многочисленных убийств банды Челышевых так и не удалось.

Этому помешало два обстоятельства.

Первое — недоверие между различными ведомствами. Расследованием деятельности Челышевых занималась Генпрокуратура (ГП). В 1997-1998 гг. ГП активно раскручивала дело о коррупции в органах власти Санкт-Петербурга, главным фигурантом которого был бывший мэр Анатолий Собчак. Ко всем обращениям от силовиков из города на Неве в Генпрокуратуре тогда относились крайне подозрительно. Дело об убийстве Маневича находилось в производстве УФСБ по Санкт-Петербургу, и когда это ведомство попросило передать материалы по Челышевым, то получило от ГП категорический отказ.

Второе — связь киллеров со спецслужбами. Как признались "Росбалту" оперативники, в какой–то момент они влезли в такие "дебри", что дальнейшая работа могла стоить не только карьеры, но и жизни. На допросах Андрей Челышев рассказал, что, когда он стал общаться с "авторитетами", то решил освободить из колонии своего дальнего родственника Анатолия Волкова, отбывавшего на Украине 6-летний срок за вымогательство. Помочь вызвался некий армейский офицер, который свел Челышева с высокопоставленным сотрудником ГРУ. Тот оценил услугу в несколько сотен тысяч долларов. В 1996 году Волкову организовали побег из колонии города Горловка Донецкой области (данный факт подтверждается материалами дела), и он оказался в числе участников банды киллеров.

Когда оперативники стали выяснять обстоятельства жизни Волкова, то установили, что он долгое время был агентом глубокого внедрения одной из спецслужб и выполнял секретные задания, являясь членом различных банд. Действовал он как в России, так и в странах СНГ. Потом Волков прокололся на Украине, но кураторы почему-то его вызволять не стали. Побег был организован только после обращения Челышева к сотруднику ГРУ. Расплатиться за услугу Андрей не смог, и, по его уверению, стал отрабатывать долг, устраняя людей по приказу высокопоставленных сотрудников военной разведки. Причем на допросах он называл конкретные фамилии.

Эти факты начали находить подтверждение. Следователи Генпрокуратуры допросили одного из сотрудников ГРУ, признавшего свое знакомство с Челышевым. Нашлись свидетели, которые дали показания, что видели Андрея и Сергея Челышевых на подмосковной даче вместе с несколькими генералами и тогдашним министром обороны Павлом Грачевым (его даже вызывали в связи с этим на допрос, но он не явился).

Еще более интересной была фигура выпускника ВИФК Юрия Волкова — брата Анатолия Волкова. Во время службы в Западной группе войск он обзавелся множеством знакомых среди армейского руководства. А выйдя на гражданку, стал выполнять деликатные поручения генералов. В частности, согласно показаниям Челышева, Волков передавал "заказы" от представителей Минобороны на устранения тех или иных лиц. Незадолго до того, как банда подалась в бега, Волков просил киллеров устранить командира одной из дивизий. Он тоже был задержан сотрудниками столичного РУБОП. Но как только начал давать показания, в дело вмешались сотрудники ФСБ РФ — они увезли Волкова к себе, а потом забрали все материалы в отношении этого человека. Такая же судьба ждала материалы на Анатолия Волкова – их быстро выделили в отдельное производство из дела "банды Челышевых". Оперативникам сразу в нескольких силовых ведомствах дали понять, что дальнейшее расследование будет иметь для них самые печальные последствия.

В результате следствие сосредоточилось на других возможных "заказчиках", не связанных с Минобороны и ГРУ. Так, было установлено, что от представителей криминального мира задания на ликвидацию поступали через одного из участников банды Челышевых — Сергея Яковлева по кличке "Фандора". А ему их передавали "авторитет" Михаил Потапов (Моня) и "вор в законе" Вячеслав Крылов (Крыл). Последний был доверенным лицом влиятельного "законника" Аслана Усояна (Дед Хасан), который в 1996-1998 гг. проживал в Санкт-Петербурге.

Впрочем, до суда в 2004 году дошли только два убийства мелких "авторитетов", в том числе Рогачева, совершенные бандой киллеров. Сергей Челышев умер еще во время следствия от болезни почек. Андрей Челышев получил 20 лет тюрьмы и сейчас отбывает срок. Александра Василисина приговорили к 15 годам лишения свободы, Сергея Попова – к 10 годам. Сергея Яковлев отправился в колонию на 12 лет, отбыв их, вышел на свободу, а вскоре вновь отправился за решетку за вымогательство. Остальным участникам банды суд назначил сроки от 4 до 20 лет тюрьмы. Моня и Антонина Челышева были оправданы. Подозреваемый в соучастии в убийстве Маневича Николай Смирнов отбыл наказание и сейчас проживает в Москве.

Киллер "промахнулся"?

К 2000 году некоторые члены следственной группы выдвинули следующую версию громкого убийства вице-губернатора: Маневич погиб из-за ошибки киллеров. Согласно этой версии, в начале лета 1997 года Андрею Челышеву поступил "заказ" на устранение двух "авторитетов" — Максима Смирнягина и Сергея Отса (Тормоз). Они были членами тарасовской преступной группировки, потом откололись и организовали собственную бригаду, которая конфликтовала с другими питерскими ОПГ. Отс проживал в том же подъезде, что и Маневич, ездил с охраной на таком же Volvo, каким пользовался вице-губернатор. По предположению следователей, киллер 18 августа 1997 года должен был устранить Отса, но случайно убил Маневича. Эту версию подтверждают и последующие события.

В октябре 1997 года неподалеку от Сенной площади снайпер застрелил Смирнягина. Причем это убийство идентично расстрелу чиновника. Стрелок занял позицию на чердаке дома, откуда просматривалось место, где "авторитет" обычно садился в машину. Смирнягин оказывался под прицелом киллера всего на 10-15 секунд, когда охранник открывал ему дверь машины, и он садился в салон. Однако этого времени преступнику вполне хватило. На чердаке была обнаружена винтовка с оптическим прицелом. На допросах Василисин заявил, что Смирнягина убил Андрей Челышев, однако доказать это не удалось. 14 августа 1998 года в Кировском районе Санкт-Петербурга был застрелен и Отс. Правда, к тому времени банда Челышевых уже находилась под стражей.

Ворам дорогу перешел?

Впрочем, большинство других участников расследования считают маловероятным, что киллер убил Маневича по ошибке. Так, последние годы проверяется информация о том, что в 1997 году Маневич своими действиями на посту вице-губернатора "перешел дорогу" трем влиятельным "ворам в законе" — Аслану Усояну, Владимиру Тюрину (Тюрик) и Алексею Гудыне (Леша Питерский). В то время они пытались обосноваться в Санкт-Петербурге и вкладывали деньги в покупку объектов недвижимости, предприятий и т.д. В первую очередь, на это шли средства криминальных группировок из Сибири (Тюрик возглавлял мощную ОПГ в Братске, а Гудына — в Иркутске) и Дальнего Востока (негласным хозяином этого региона считался близкий друг Усояна Евгений Васин по кличке "Джем"). Оперативники в разное время изъяли документы, свидетельствующие о том, что в 90-е годы "законники" пытались купить пакеты акций и участвовать в приватизации различных ГРЭС, ЦБК, а также "Воронежэнерго", "Самараэнерго", "Курганэнерго". Среди интересующих мафиози объектов были "Ленэнерго" и "Морской порт Санкт-Петербург".

О том, что эта троица "законников" проявляла небывалую активность незадолго до устранения Маневича, свидетельствуют материалы подразделений по борьбе с организованной преступностью. В рамках расследования убийства вице-губернатора в Дальневосточный и Восточносибирский РУБОП были отправлены запросы "о членах ОПГ, ОПС, постоянно посещающих Санкт-Петербург, об их участии в проектах приватизации имущества города, а также выезжавших в Санкт-Петербург накануне 18.08.97 года". В результате оперативники выяснили, что "авторитеты" из этих регионов в период, когда замышлялось устранение Маневича, постоянно звонили абонентам из Северной столицы. И одним из их собеседников был тот же Дед Хасан, проживавший тогда в городе на Неве.

Несколько лет назад в рамках расследования дела Маневича следователи допросили Олега Маковоза, арестованного за организацию серии "заказных" убийств. Он считается "авторитетом", близким к Владимиру Тюрину. Маковоза подробно расспросили о том, какие приватизируемые объекты интересовали в 90-е годы "воров в законе", говорили ли они что-то о Маневиче и т.д. Однако допрос не помог серьезно продвинуться в расследовании.

Дела "бесовские"

Часть сотрудников правоохранительных органов, а также люди из окружения друзей Маневича — Анатолия Чубайса и Германа Грефа — придерживаются версии, что убийство стало результатом конфликта с Юрием Шутовым, бывшим помощником Анатолия Собчака, долгое время являвшимся депутатом Законодательного собрания. Буквально все собеседники "Росбалта" характеризовали этого человека как "беса" и "исчадие ада". Разругавшись с Собчаком, Шутов возглавил Комиссию по проверке и анализу итогов приватизации, созданную его знакомым, тогдашним председателем Госдумы РФ Геннадием Селезневым. Членами комиссии стали люди, тесно связанные с криминальным миром, сам Шутов в нем был не последним человеком и имел свою бригаду киллеров. В результате в статусе председателя комиссии он стал активно вмешиваться в вопросы приватизации в Санкт-Петербурге и неоднократно требовал у Маневича документы по тем или иным объектам, но получал отказ. Вице-губернатор не признавал полномочий Шутова. А слово "нет" этот человек слышать не привык. Почти все не устраивавшие его бизнесмены и чиновники были взорваны или расстреляны.

Когда в 2006 году Шутов был осужден на пожизненный срок за различные убийства, Анатолий Чубайс сказал: "Я выполнил все, что я обещал (на могиле Маневича – "Росбалт"), слово в слово. Организаторы убийства Маневича сидят пожизненно". Впрочем, доказать причастность Шутова к устранению вице-губернатора так и не удалось. Многие источники "Росбалта", в том числе знавшие Шутова, очень сомневаются в том, что он сам отдал приказ на устранение Маневича.

Серьезные люди

Бывшие сотрудники Генпрокуратуры полагают, что вице-губернатор стал жертвой борьбы за "Морской порт Санкт-Петербурга", который тогда активно прибирал к рукам теневой бизнесмен Илья Трабер. Корреспонденту "Росбалта" удалось найти несколько бывших и действующих сотрудников спецслужб, которые уже давно сделали для себя все выводы по делу об убийстве Маневича. По их словам, все ранее перечисленные версии (за исключением ошибки в объекте) являются звеньями одной цепи событий.

Михаил Маневич был не только близким другом Анатолия Чубайса (в 1997 году он занимал пост первого заместителя председателя правительства и одновременно министра финансов), но и членом его команды. Когда Анатолий Собчак перестал быть мэром Санкт-Петербурга, а его место занял Владимир Яковлев, свои посты в горадминистрации сумели сохранить лишь два человека – глава юридического управления Дмитрий Козак и глава КУГИ Михаил Маневич. Причем с последним Яковлев ничего поделать не мог — Маневич одновременно являлся представителем федерального Госкомимущества.

Все собеседники "Росбалта" отмечают, что Маневич был абсолютно не конфликтным чиновником, никто не смог вспомнить, чтобы у него возникали разногласия с "серьезными людьми", за исключением стычек с Юрием Шутовым. Однако даже это противостояние принципиальным назвать нельзя — Маневич встречался с Шутовым, они пытались найти компромисс.

Помимо Анатолия Чубайса у Маневича был и другой "ангел-хранитель" — бизнесмен Илья Трабер. Бывший офицер-подводник, какое-то время занимался торговлей антиквариатом, а потом стал одним из самых влиятельные петербургских предпринимателей, имеющим обширные связи в криминальном мире. Как отмечают источники "Росбалта", Маневич и Трабер дружили семьями, постоянно общались друг с другом. Когда какие-то решения Маневича могли затронуть интересы опасных людей, лидеров ОПГ, в ситуацию тут же вмешивался Трабер, ограждая приятеля от возможных последствий. Размолвка у них произошла из-за судьбы "Морского порта Санкт-Петербурга".

Приватизация "европейских ворот страны" состоялась в декабре 1992 года. Тогда было зарегистрировано акционерное общество "Морской порт Санкт-Петербург" (МП), 51% акций которого распределили среди трудового коллектива, 20% остались у Госкомимущества, еще 28,8% были переданы в распоряжение КУГИ. Последний пакет акций планировали в дальнейшем пустить в продажу, поэтому их сделали привилегированными. В 1993 году началась масштабная скупка ценных бумаг у сотрудников порта, в результате 40-процентная доля МП сосредоточилась в двух оффшорных фирм, контролируемых Трабером. А поскольку 28,8% акций, находящихся у государства, были привилегированными, то у оффшоров оказался самый большой пакет голосующих акций. В 1993 году Анатолий Чубайс от лица правительства издал распоряжение КУГИ перевести 28,8% акций в разряд обычных, благодаря чему государство могло вернуть контроль над МП. Однако это решение, что называется, "замылили". В результате сам МП и множество его "дочек" оказались в управлении частных структур.

По словам источников "Росбалта", Михаил Маневич, учитывая дружбу с Трабером, на все это не обращал внимания. Но в 1997 году он должен был пойти на повышение – Чубайс предложил Маневичу должность заместителя председателя Госкомимущества. Перед переездом в Москву глава КУГИ решил завершить все дела в родном городе, в том числе выполнить, наконец, распоряжение Чубайса о переводе 28,8% акций в разряд обычных. Трабер отговаривал приятеля от такого шага. Источники "Росбалта" утверждают, что Маневич извинялся, но настаивал на необходимости принятия подобного решения. Осуществить его он не успел — был застрелен снайпером.

Большинство собеседников агентства сомневаются в том, что Трабер мог решиться на преступление. Он был очень дружен с Маневичем, и карьерный рост последнего мог способствовать дальнейшему успешному развитию бизнеса Трабера.

Однако Трабер был далеко не единственным человеком, который получал большие прибыли от МП. Еще со времени торговли антиквариатом он был знаком с "авторитетом" Константином Яковлевым по кличке "Могила". В середине 90-х годов Могила был "смотрящим" по Санкт-Петербургу от влиятельных "воров в законе", в первую очередь — Аслана Усояна. Источники "Росбалта" утверждают, что именно через Яковлева "криминальные генералы" осуществляли проект по скупке крупных объектов в Северной столице. В результате под контролем Могилы и, соответственно, "воров в законе" оказались крупные дочерние структуры МП.

Юрий Шутов тоже интересовался портом, поскольку не проходил мимо ни одного крупного приватизируемого предприятия. По мнению собеседников "Росбалта", смерть Маневича не только позволяла "законникам", Яковлеву и Шутову сохранить постоянные прибыли от деятельности порта, но и давала возможность продолжить прибирать структуры МП к своим рукам.

"Приговор" обжалованию не подлежит

Скорее всего, приказ об устранении Маневича не был результатом решения одного человека, а обсуждался в узком кругу всех заинтересованных лиц. В результате "заказ" на ликвидацию вице-губернатора мог поступить и киллерам Шутова, и, что наиболее вероятно, банде Андрея Челышева. Напомним, с ней плотно работал один из сподвижников Усояна, "вор в законе" Крыл. Трабер же, когда решение было принято на столь высоком криминальном уровне, повлиять на ситуацию не мог — это грозило ему верной смертью.

Стоит отметить, что после убийства Маневича ситуация с МП развивалась не в пользу государства. 18 ноября 1997 года было проведено внеочередное собрание акционеров, которое решило передать управление портом ЗАО "ОБИП", подконтрольному Траберу. Как позже установила Счетная палата, после этого МП начали растаскивать "на куски". К 1999 году почти в два раза снизилась доля участия МП (а соответственно и государства), в ряде самых крупных и прибыльных "дочерних" структур порта. "К концу 90-х годов фактически все основные производственные функции портовой деятельности (погрузочно-разгрузочные и перевалочные работы, складские операции, функции портофлота и др.) полностью перешли от Общества (ОАО "Морской порт Санкт-Петербурга" — "Росбалт") в сферу бизнеса иных частных компаний", — говорилось в отчете Счетной палаты. Источники "Росбалта" утверждают, что такой дележ был выгоден всем участники данной истории. А вопрос о том, чтобы сделать 28,8% акций обыкновенными, после смерти Маневича не поднимался вплоть до 2004 года. "В вопросах утраты бизнеса Общества в пользу иных компаний представители интересов государства никак не проявили себя", — отмечают аудиторы СП.

Илья Трабер в 1999 году неожиданно уехал из России в Испанию, а потом продал все свои акции МП.

Что касается перспектив раскрытия убийства Маневича, то собеседники "Росбалта" считают их "нулевыми". Для этого надо будет поднимать на поверхность все хитросплетения отношений представителей власти, бизнеса и криминального мира того времени. К тому же, многие бывшие руководители МП — и сейчас весьма заметные фигуры. Нынешний глава "Газпрома" Алексей Миллер в 1996-1999 году был директором по развитию и инвестициям ОАО "Морской порт Санкт-Петербург". Председатель правления "Газпромнефти" и президент "Зенита" Александр Дюков с 1996 по 1998 год занимал должности финансового директора и генерального директора ЗАО "Петербургский нефтяной терминал", а потом стал гендиректором МП. Руководящие должности в порту занимали также министр транспорта Игорь Левитин и глава Росморпорта Игорь Русу.

This image is a theme.plist hack