Клуб телохранителей "Серые тени"

основан Апрель 2003 года. Москва

Как защищается внутренний рынок


Рынки и подходы.

Главное - обезопасить рынок от случайных людей, которые с большой степенью вероятности могут превратиться в крыс...



Каждое государство имеет свои границы, свое законодательство и интересы своих граждан. Иметь, значит быть способным защитить. Этим занимается безопасность. В любом государстве система обеспечения безопасности складывается из бюджетного (правоохранительная система) и внебюджетного (частная охранная деятельность) ресурса. Поэтому в любой стране частные телохранители имеют свои роль и место в рамках внебюджетного ресурса, которые характеризуется рыночными отношениями во главе интересов которых практически во всех странах стоит прибыль. Оплата услуг в области обеспечения безопасности имеет свою оборотную сторону. Она должна быть адекватна предоставляемым услугам и блее того, люди, которые оказывают эти услуги должны быть профессиональны. Иначе, достаточно заплатить им больше денег за выполнение иных услуг, обслуживающих противоположные интересы, что превращает их в «кротов», «предателей», «агентов» говоря языком спецслужб, или крыс – говоря по-русски. Крысы генерируют проблемы не только и не столько за деньги, сколько в силу своих личных качеств, убеждений и потребностей. Все понимают, что таких персонажей на рынке быть не должно. Но не должно, не значит, что их нет или не может быть. Главный вопрос любого профессионального подхода на любом национальном рынке ( а их таких рынков складывается то, что называют международным или international) – это вопрос надежных людей, а говоря штабным языком - кадров. На любом уровне - от городского, регионального, национального до международного, проблемы решают кадры, а не бренды. Бренды оставляют за собой право отбирать кадры в соответствии со своими критериями – стандартами – требованиями.

До начала девяностых прошлого века международный рынок телохранителей можно было разделить на продвинутый «западный» и мистический во всех отношениях «восточный». Это деление основано не на географии, а на подходе к решению основного вопроса - кадрового.

На «западном» рынке, который в основном диктовал правила игры ситуация была достаточна проста. Профессиональные рыночные кадры формировались из бывших сотрудников спецслужб, армейских подразделений и полицейских ( то есть тех людей, которые были уже знакомы не только с правоприменительной практикой, но и с особенностями профильной работы). Недобор формировался из гражданских волонтеров через прохождение так называемых курсов телохранителей. Что по сей день является пусть не очень прибыльным, но весьма стабильным бизнесом, более того, что тренировочная практика не исключает и возможности самим инструкторам-владельцам выполнять практическую работу, пока позволяет возраст. То есть «западный» подход четко делил кадровый ресурс рынка на «своих» и «чужих». Из-за этого жесткого разделения сегодня и выделяется клан «team manager» - то есть руководитель – советник по безопасности, который и «рулит» процессом в крупной транснациональной корпорации или компании с мировым торговым брендом. Остальные ищут себе места попроще и также специализируются на представлении эпизодических услуг. Именно эти услуги и составлют основу мирового рынка телохранителей. Обеспечение безопасности поездок, мероприятий, приключений и неких миссий, порой и не всегда законопослушных, весьма востребованы в современном гламурном мире сверхпотребления. Видимая часть айсберга – шоу бизнес, спорт и политика составляют весьма незначительную его часть. Поэтому спрос на телохранителей есть и он будет развиваться в силу объективной неспособности «мирового сообщества» жить в согласии.

«Восточное» направление телохранительства до сих пор остается загадкой как там все устроено и по этой причине не является предметом изучения. Не нужно иметь дело с неизвестным, просто может оказаться, что там ничего нет...

В середине девяностых прошлого века на необъятных просторах бывшего СССР на международном рынке телохранителей возник третий рыночный сегмент – Россия со своим непостижимым для «западников» и «восточников» подходом к казалось бы устоявшемуся веками вопросу – кадровому. Специфика нашей страны отличалась от остального мира тем, что потребность в телохранителях была колоссальной. Впрочем, по сравнению с современным профильным рынком она таковой и остается. Современный российский рынок примерно в три раза больше, чем, например, европейский. Это определяется спросом и рассчитывается по количеству тех самых кадровых ресурсов, задействованных на предоставлении профильных услуг.
Особенностью российского рынка с самого начала его формирования стало стремление специалистов к выборочному профессиональному росту кадров, в их воспитании. Эту заботу на себя взяли те, которые уже работали в государственной системе обеспечения личной безопасности и понимали проблемы профессионального роста в этой новой для России сфере. Пена коммерциализации обучения телохранителей за рубежом, а затем и в доморощенных ларьках быстро сошла и к 2003 году четко определилась система кадровой подготовки профессиональных телохранителей. Внутренний российский рынок внес свои коррективы в «национальные особенности» телохранительства, постепенно создавая условия для исключения возможность появления случайных людей в профильном сообществе в будущем. Отвалились за ненадобностью «западные» школы, успокоились самодеятельные специалисты и на рыночных меридианах внутри строны. У потребителя, за счет целенапрвленной работы специалистов, сформировался некий устойчивый образ российского телохранителя, который способен удовлетворить потребность в обеспечении личной безопасности в России. И это не «западный» или «восточный» тип отношений, и именно российский. Не СНГовский, а именно российский.

Парадокс, но западный «международный» профессиональный мир телохранителей более узок, чем стремительно развивающийся российский. Все дело в принципах. Если Россия настаивает на развитии высококлассных специалистов, то запад давит на массовость. Школы и ассоциации штампуют телохранителей по столетним клише и далее они сами ищут свое место под солнцем. Кто, как и где – никого не волнует.

Деньги – курсы + диплом = бизнес. Эта западническая концепция не претерпевает изменений. Профессионализм, кроме как на рекламных слоганах особо не блещет, так как реальных специалистов очень и очень мало. И они не занимаются подготовкой – они занимаются работой на компании. Обучают в основном те, кто не нашел седбе подходящую должность. Или должность его не нашла.

Кадры – подготовка + воспитание = работа. Эта формула работает в России. И она способна работать только в России в силу исторически сложившихся обстоятельств. Качество кадров гарантировано подходом к их воспроизводству на основе преемственности профессиональных традиций.
Более того, Россия имеет механизм защиты своего рынка – это высочайшие профессиональные стандарты и отказ от международной экспанссии в обе стороны. Для западных коллег подобное выглядит нонсенсом...


Итак, если говорить о подходах к обеспечению личной безопасности в условиях частного охранного бизнеса, то их три. Если говорить о школах ( скорее даже о направлениях) подготовки, то их четыре (близкие по духу и коммерческой форме американская, европейская, особо военизированная изрильская и прагматичная российская) не считая остающейся мистической, а по сему не поддающейся логическому анализу, восточной.


Очень важным условием существования российского профильного подхода к обеспечению личной безопасности является стремление и способность россиян к защите собственный идей, рынка, и следовательно профессионального достоинства от внешних конкурирующих рыночных атак. Этому способствует не только действующее законодательство, но в большей мере сами российские телохранители. Они не хотят, чтобы пусть и внешне дружелюбные, но зарубежные коллеги составляли им конкуренцию, которая в основном строится на рекламном имидже «успешных» в экономике и политике государств.
Например, Израильские специалисты по личной охране настаивают на том, что в стране, где каждый день над гражданами давлеет террористическая угроза – они лучше остальных знают как с ней справляться. Но то, что Израиль – это всего пол-Москвы по населению и правовое поле, не говоря о менталитете граждан, там несколько иное. На вопрос что им мешает справиться не со следствием, а с причиной терроризма – ответа нет.
Евроамериканские коллеги просто не обсуждают подобные вопросы. Им без надобности. Рынок для них достаточно просторен. Там, как уже говорилось, несколько иные условия для специалистов в личной охране. Они друг-друга достаточно хорошо знают, так как им приходится часто пересекаться по работе.
В России ситуация более схожа севроамериканской. Рынок огромный, работы много. Искать ее за границей при этом изучив иностранный язык – нет смысла. Поэтому – то на современном российском рынке огромный дифицит телохранителей со знанием языков. Но российский рынок не отличается агрессивностью по отношению к международному, чего не скажешь о других рынках. При этом он не желает видеть чужаков со своими подходами в своей стране, при этом, ведя себя по джентльменски, не экспортируя на мировые прилавки ни кадры, ни рыночную идеологию. Не нужно говорить и об автаркии – закрытости. Контакты с коллегами происходят регулярно на практической рабочей основе ( обращение за помощью в обеспечении визитов и не только), а суть профильного политического общения составляют согласование базовых принципов и ... цен на услуги ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ телохранителей. Эта политика защиты национального рынка личной охраны приносит свот плоды. Часовые ставки на услуги телохранителей и водителей в России эквивалентны мировым, а в отдельных случаях даже превосходят их.


Продолжение следует ...

This image is a theme.plist hack